ПОЗНАНИЕ


ПОЗНАНИЕ
- процесс получения и обновления знаний, деятельность людей по созданию понятий, схем, образов, концепций, обеспечивающих воспроизводство и изменение их бытия, их ориентации в окружающем мире.

П. развертывается в совместной и индивидуальной деятельности людей, "опирается" на различные исторические и культурные формы, осуществляется в разных сочетаниях живого и накопленного опыта. Закрепляясь в этом опыте в виде более или менее согласуемых между собою компонентов, оно выступает в качестве знания. В этом плане различие П. и знания есть различие процесса и результата. Иными словами, П. - это динамическая характеристика духовно-теоретического освоения человеком условий его бытия, а знание - характеристика, фиксирующая результаты этого освоения, готовые к использованию, "употреблению", распространению. Если в историческом "измерении" различие П. и знания не представляется принципиально значимым, поскольку постоянно преодолевается самой историей людей, то в конкретных ситуациях, предполагающих сочетания разных форм опыта, оно оказывается практически и теоретически весьма важным и требует специальной фиксации. Индивидуальный человек, осваивая структуры социального мира, застает в нем П. именно в форме знания, и его собственная познавательная деятельность реализуется за счет работы с этой формой, в ходе использования и преобразования ее элементов. Его усилия "оживляют" знаниевые схемы, переводят их в режим взаимодействия с реальными проблемами и, так или иначе, воспроизводят и перерабатывают их, "возвращают" в процесс П. Знание, т. о., актуально присутствует в жизни людей как момент П., раскрывается и реализуется в контексте П. Однако возможны такие "повороты", когда П. рассматривается сквозь призму функционирующего знания как пополнение и подпитка последнего. Формирование индивидуального П. может трактоваться как приспособление человека к существующим формам знания, подкрепляющее и консервирующее их. При такой трактовке динамика П. оказывается историческим движением знаниевых структур, категорий, концептов, символов, транслируемым людьми от поколения к поколению, поглощающим их живой опыт и обогащающимся за счет него. Т. о., рассмотрение динамики П. с т. зр., фиксирующей его результаты и их систематическую форму, может порождать представление о П. как о некоем надчеловеческом, надличностном субъекте, осуществляющем познавательную деятельность с помощью людей, но без учета потраченных ими сил и способностей. Подобное воззрение на П. по сути доминирует в традиционных типах общества. В "классической" науке и философии также имели место аналогичные взгляды. Развитие П. в значительной мере толковалось как пополнение "копилки" знания новыми теориями и концепциями, выстраиваемыми в соответствии с общезначимыми стандартами и нормами. Сами стандарты и нормы, теоретикопознавательные установки и ориентации считались незыблемыми и независимыми от работы и творчества индивидуальных познающих субъектов. В этом была сила "классической" науки и философии как социальных и культурных институций, которые задавали некие общезначимые и в этом смысле объективные стандарты для человеческих взаимодействий, для сочетания различных модификаций человеческого опыта. Но в этом была и их слабость, поскольку именно оторванность стандартов от живого и конкретного человеческого опыта делала их невосприимчивыми к тем трансформациям познавательных структур и установок, которые начались в науке и философии в середине XIX в.

"Классическая" картина эволюции П., - по видимости ясная и стройная - оказалась внутренне противоречивой. В ней плохо совмещались идея общезначимого знания, его стандартов и критериев, и идея обновления знания, создания новых методов и средств его получения. Новое знание, необходимое обществу для воспроизводства и развития его структур, как правило, плохо согласовывалось с массивом апробированного наукой опыта, оказывалось под подозрением. Для "классической" картины П. проблема творчества, познавательного творчества в частности, так и осталась неразрешимой. Творческая деятельность людей, создающая новые понятия, образы и концепции, в большинстве случаев характеризовалась как поле действия иррациональных, мистических, неконтролируемых сил, т. е. оказывалась за гранью действия познавательных норм и стандартов. "Классические" теории П. так и не смогли связать познавательную активность индивидуального субъекта (субъектов) и эволюцию обезличенного, объективированного П. с присущими ему стереотипами и средствами связи. П., т. о., в эволюции своей оказывалось разделенным как бы на два потока: первый, в котором протекает живое П. действующих людей, и второй, в котором движется деиндивидуализированное знание, постепенно перерастающее за счет трансформации усилий отдельных субъектов в бессубъектные или интерсубъективные формы. Конечно, эта двойственность представления П. постоянно провоцировала его описания как внечеловеческой или надчеловеческой силы, в пределе - особого субъекта, развертывающего историю П.

Однако в середине XIX столетия "классическая" картина П. столкнулась с рядом проблем, обусловленных развитием практики и науки, показавших ее слабости и ограниченность. Необходимо было приблизить формы познавательной деятельности к конкретным сферам человеческих взаимодействий, поставить их в связь с определенными задачами и возможностями людей: возникало все больше нестандартных практических и исследовательских ситуаций, поле П. на глазах расширилось за счет природных и социальных объектов, не поддающихся стандартным теоретико-познавательным характеристикам: физика столкнулась с задачами, выходящими за рамки классических представлений, социальные науки встали перед необходимостью описания ненаблюдаемых социальных качеств и человеческих взаимосвязей, классическая логика  оказалась несостоятельной в объяснении этнографического материала, отражающего мышление людей, живущих и живших за пределами круга европейской цивилизации.

Возникновение новых многообразных стимулов развития П. требовало и соответствующей трактовки динамики П. Необходимо было "строить" такие трактовки не от результатов и оформляющих их стандартов, а от субъектов, собирающих и тратящих энергию деятельности, использующих различные объективированные средства П. - в т. ч. и стандарты, формирующие определенный строй и порядок познавательного процесса (в т. ч. и его ценностно-нормативные структуры). Однако эта тенденция поначалу не проявилась (и видимо - не могла проявиться) в достаточной степени. Ее реализация первоначально обозначилась как кризис "классических" философских теорий П., как осознание угрозы развитию и сохранению европейской культуры, утрачивающей важный инструмент нормативного регулирования отношений между людьми: эмоционально это переживалось как состояние утраты ценностей и ориентиров. В своих крайних выражениях эта тенденция проявилась как принципиальное отрицание общезначимых познавательных и культурных норм (см. "Нигилизм"), как радикальная критика метафизики П. и философии вообще (см. "Позитивизм"). В этом пункте следует подчеркнуть, что в плане стратегическом эта тенденция указывала не на ликвидацию ценностно-нормативной структуры П. (и культуры), а на постановку ее в контексте конкретных форм связи и" деятельности людей. Проблема стандартов П., соответственно, "перемещалась" из логики подчинения людей стандартам в процессы выработки и согласования людьми общезначимых схем взаимодействия. Однако сама философия оказалась не в состоянии проводить подобную стратегию, поскольку не обладала достаточными средствами ее обоснования, утратила прежний культурный и общественный авторитет. Усилия, сопряженные с этой стратегией, предпринимались теперь уже не столько в философии, сколько за ее пределами: в рамках социологии науки и истории познания, в социальной психологии и педагогике, в культурологических дисциплинах, изучающих конкретные системы П. и мышления.

Определенные результаты, характеризующие динамику П., были получены в области комплексных исследований, выявляющих и описывающих социальную природу П. Первоначально социальная природа П. очерчивалась упрощенно и приблизительно и обнаруживалась в формах зависимости П. от господствующих политических интересов, экономической и технической пользы, личной выгоды (догматический марксизм, прагматизм). Этот подход вызвал ожесточенную критику, в немалой степени справедливую, со стороны традиционно ориентированных теоретиков П. К середине XX в. наметилась тенденция более детального и тонкого анализа, в котором выявлялись доминирующие структуры взаимодействий, определяющие ориентации познавательной деятельности, работу конкретных ученых. Философские теории П. были заметно скорректированы данными социологии и истории науки. Однако динамика П. в основном трактовалась по образцам, которые выявлялись в динамике П. научного. Углубленное исследование проблемы получения нового знания и трансформации сложившихся познавательных структур привлекло внимание к личностному аспекту познавательной деятельности ("личностное знание" - М. Полани). Рассмотрение личностных детерминант П. привело к еще одному "повороту": в фокусе исследовательского внимания оказалось обыденное П. с присущими ему формами, а в анализе научного П. на первый план вышли такие его аспекты, - например, организация и продуктивность межличностного общения (Д. Прайс), - которые ранее оставлялись без внимания. Разумеется, этот "поворот" не ликвидировал границы между обыденным и научным П. Но он позволил увидеть и учесть в анализе П. многие важные факторы его динамики, связанные с бытием людей, их общением, "энергетикой" и мотивацией их деятельности. Было бы сильным упрощением представлять дело так, что на смену обезличенным структурам познавательной деятельности явились субъективная направленность и индивидуализированная спонтанность поведения людей; сложность проблемы как раз состояла и состоит в том, чтобы обнаружить структурность П. в процессах совместной и индивидуальной деятельности людей, в ее не только внешних, но и "внутренних" связях.

Усложнение представлений о процессе П. пошло по пути создания "каскадных" моделей, сочетающих образы постепенного накопления знаний с концепциями резкой смены ценностно-нормативных систем (Т. Кун), рисующих эволюцию П. как смену исторических формаций знания ("эпистем" - М. фу" ко). Весьма важной становится проблема взаимодействия разных формаций, образцов, "парадигм" П. Методологически наиболее трудным является вопрос о действиях, отделяющих обновление стандартов от их разрушения, создание новых от уничтожения старых. Одним из возможных является путь создания "мультипарадигмальных" систем П. (См. "Гносеология", "Знание и Незнание", "Наука", "Методология".)

В. Е. Кемеров


Современный философский словарь. — М.: Панпринт. . 1998.

Синонимы:

Смотреть что такое "ПОЗНАНИЕ" в других словарях:

  • ПОЗНАНИЕ — категория, описывающая процесс получения любых знаний путем повторения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и др. людьми. Филос. концепции П. чрезвычайно… …   Философская энциклопедия

  • познание — См. понимание... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. познание знание, понимание; постижение, изучение; освоение, овладение, усвоение Словарь русски …   Словарь синонимов

  • познание —         ПОЗНАНИЕ философская категория, описывающая процесс построения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и другими людьми в ходе синтеза различных… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Познание —  Познание  ♦ Connaissance    Знать значит осмысливать то, что есть, таким, какое оно есть. Познание – это своего рода адекватное отношение между субъектом и объектом, между духом и миром или, коротко говоря, между veritas intellectus (истиной… …   Философский словарь Спонвиля

  • ПОЗНАНИЕ — ПОЗНАНИЕ, познания, ср. (книжн.). 1. только ед. Действие по гл. познать в 1 знач. познавать; способность познавать; наблюдение человеком простого и очевидного превращения вещи в себе в явления, в вещь для него (филос.). « Диалектический… …   Толковый словарь Ушакова

  • познание —     ПОЗНАНИЕ, осмысление, постижение, узнавание, улавливание, уяснение     книжн. ПОЗНАВАЕМОСТЬ, постижимость, узнаваемость     книжн. ПОЗНАВАЕМЫЙ, постижимый, узнаваемый     ПОЗНАВАТЬ/ПОЗНАТЬ, постигать/постигнуть и постичь, осмыслять/осмыслить …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • познание — постижение чего либо, приобретение знаний о чем либо; постижение закономерностей некоих явлений, процессов и пр. Словарь практического психолога. М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998. Познание …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПОЗНАНИЕ — процесс отражения и воспроизведения действительности в мышлении субъекта, результатом которого является новое знание о мире …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПОЗНАНИЕ — творческая деятельность субъекта, ориентированная на получение достоверных знаний о мире. П. является сущностной характеристикой бытия культуры и в зависимости от своего функционального предназначения, характера знания и соответствующих средств и …   Новейший философский словарь

  • ПОЗНАНИЕ — ПОЗНАНИЕ, я, ср. 1. см. познать. 2. Приобретение знания, постижение закономерностей объективного мира. П. законов природы. Диалектический метод познания. Теория познания (раздел философии, изучающий закономерности и возможности познания,… …   Толковый словарь Ожегова

  • ПОЗНАНИЕ — англ. cognition; нем. Erkenntnis. Процесс постижения действительности и приобретения знаний. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

Книги

  • Познание сложного, Г. Николис, И. Пригожин. Книга написала бельгийскими авторами. Один из них И. Пригожин - ученый с мировым именем, лауреат Нобелевской премии, хорошо известен русскому читателю по многим переведенным на русский язык… Подробнее  Купить за 600 руб
  • Познание и мышление, У. Рейтман. Книга посвящена одному из новых и весьма многообещающих направлений кибернетики - эвристическому программированию. Написанная понятным языком, книга окажется полезной широкому кругу… Подробнее  Купить за 300 руб
  • Познание истины. Отрывки, Исай Давыдов. "Познание истины" – это Философские, научные и математические доказательства бытия Абсолютного Бога и бессмертия души человеческой. Исай Шоулович Давыдов (1932-2012 гг.) – выдающийся… Подробнее  Купить за 300 руб аудиокнига
Другие книги по запросу «ПОЗНАНИЕ» >>